+7 708 624 31 35

Расширение 4Э

Международный казахстанский фестиваль FourЭ вошел в тройку самых популярных фестивалей Open Air в СНГ

Вместе с FourЭ в топе оказались репрезентирующие себя как музыкальные фестивали белорусский «Рок за бобров», проходящий в Минске, и бакинская «Жара» (Азербайджан). В отличие от них казахстанский фестиваль имеет свою особенность: он не просто музыкальный, а этно- , эко-, эмо-, эво-фестиваль, где этно — отражает этническое разнообразие и взаимосвязь культур; эко — принцип экологичности и заботы об окружающей среде; эво — возможность соприкоснуться с различными духовными и телесными практиками, способствующими эволюции сознания; эмо — дарит море позитивных эмоций. Помимо концертов современной и этнической музыки на FourЭ можно посетить мастер-классы и тренинги по психологии, бизнесу, фитнесу и искусству; попробовать разнообразную кухню; приобрести оригинальные авторские вещи. Фестиваль пропагандирует идею гармонии с природой, здоровую пищу и здоровый образ жизни. С начала своего возникновения он опирается на энтузиазм и волонтерское движение. Среди участников фестиваля примерно треть — гости из других стран. В первую очередь, это музыканты и международные тренеры. Лидируют Украина и Россия. Немало участников из Беларуси, Кыргызстана, Таджикистана. FourЭ посещали и гости из таких экзотических стран, как Эквадор и Индия.

Фестивали в формате Open Air проходят в мире с шестидесятых годов прошлого века, когда американские хиппи решили организовать нонконформистский фестиваль, пропагандирующий не только новую музыку, но и ценности контркультуры. Самый известный — рок-фестиваль в Вудстоке в 1969 году. Сейчас это популярный формат распространения новых веяний, трендов и стилей, формирующих массовую культуру, ориентированную на потребление и коммерцию, а также бизнес-модель, способная приносить прибыль. Казахстанский FourЭ — пока единственный в нашей стране фестиваль такого формата, впитавший международный опыт и сформировавший свой собственный бренд. Но доходной статьей за почти 10 лет он так и не стал, оставаясь пока имиджевым проектом страны. В нынешнем году девятый по счету фестиваль традиционно пройдет во второй половине августа в живописном Солдатском ущелье, в 35 км от Алматы.

Татьяна Пилпани

Друзья для друзей

Начало истории фестиваля FourЭ похоже на притчу. «Два друга увидели прекрасное живописное место и захотели провести там время с друзьями, захватив с собой семьи, поиграть на барабанах вечером возле костра, а утром заняться йогой. Организовать нужно было все так, чтобы и детям было комфортно и интересно. Каждый, кому понравилась эта идея, помог чем смог. Кто-то с базара принес цветную ткань, кто-то сделал факелы, кто-то — кувшинки со свечками внутри, чтобы ночью опустить их на воду. А кто-то сооружал туалеты и умывальники для комфорта всех приехавших. Времени на подготовку было менее месяца. Ожидалось, что к назначенному дню приедет более ста человек. Но за три дня первый FourЭ принял более полутора тысяч гостей», — рассказывает директор фестиваля FourЭ Татьяна Пилпани. После первого опыта организаторы стали изучать практики таких международных фестивалей, как венгерский OZORA и проходящий во многих странах английский WOMAD — помимо музыки они включают фудкорт, танцевальные площадки, мастер-классы по изготовлению национальных блюд, психологические тренинги.

Формат Open Air удобен тем, что сближает с природой, предоставляет возможность вырваться из шумного города. Пространство под открытым небом, в отличие от закрытой площадки, может вместить довольно много людей. Фестиваль FourЭ по-прежнему верен своему девизу — он организуется друзьями и для друзей. «Каждый год важным является именно это: не отходить от первоначального посыла, творить пространство, как для самых дорогих и близких людей, и делать это в команде единомышленников», — подчеркивает Татьяна Пилпани. Об идее, формате и бизнес-стратегии фестиваля — в ее интервью Expert Kazakhstan.

От handmade до нейрографики

— В чем заключалась бизнес-идея фестиваля и как она преломилась в наших условиях?

— Я, наверное, вас разочарую, но бизнес-идеи не было. О заработке в первый год не думали. Хотели просто собрать близких по духу людей и интересно отдохнуть. Каждый вкладывал столько, сколько мог. И не только деньгами. Все были готовы к тому, что вложенные деньги не вернутся. В последующие годы фестиваль рос, увеличивались затраты, и тогда появилась необходимость просчитать стоимость фестиваля и постараться оправдать расходы, а по-хорошему, и подзаработать, потому что были очень большие временные затраты. Возникала идея выпуска брендированной продукции, продажи нужных мелочей для отдыха на природе, организации кухни и прочее. Но не хватало человеческих и денежных ресурсов качественно все продумать и воплотить. Конечно, что-то из идей пробовали, но особых денег они не принесли.

— Менялись ли тренды фестиваля? Что нового будет в этом году? В чем спрос и предложение?

— Фестиваль в самом начале имел четыре площадки, что и заложено в названии FourЭ — 4Э. Но вот уже второй год у фестиваля 19 площадок. Четыре Э сохранились, они стали принципом, этакой красной нитью, которая проходит через все площадки фестиваля. Дополнительно появились площадки фитнеса и спорта. Радостные эмоции люди стали получать и на других площадках, например, танцевальной. Потом появилась творческая площадка, театральная… А в этом году — уже и поэтическая. Новая площадка — экстремального спорта. Этим летом музыкальным хедлайнером станет группа русскоязычного регги из Владивостока — «Марлины». Фестиваль идет в ногу со временем, впитывая все новые течения, но не забывает и о старых традициях.

— Очевидно, фестиваль ориентируется не только на существующий спрос, но и сам его формирует, продвигая свои предложения? Как формируется его контент?

— Нам нравятся люди, которые делают что-то своими руками. Наша миссия — знакомить с ними широкую аудиторию. Для этого мы представили сделанные ими вещи на ярмарке. Но вещи ручной работы три года назад покупались активнее, чем сейчас. Затем хендмейдеров и handmade товаров стало много, рынок перенасытился, а ассортимент устоялся — начался спад интереса. Авторам пора создавать новые креативные работы, предлагать что-то новое. Несмотря на спад, отказываться от ярмарки, представляющей изделия ручной работы, мы не намерены. В области услуг и практик фестиваль демонстрирует новые мировые тенденции. Например, одно время был большой интерес к грудничковому вскармливанию и плаванию. Нам стали подавать заявки с этой темой. Потом вошла в моду контактная импровизация. За ней — ставшие набирать популярность расстановки по Хеллингеру. В последнее время большое распространение получила арт-терапия, нейрографика, лэнд-арт и так далее. Мы приветствуем творчество на всех этапах. Поэтому бизнес-модель работает не всегда. Мы прислушиваемся к маркетологам, но чаще руководствуемся своими интуитивными соображениями.

— Как подбираются гости и участники фестиваля? Проводится ли мониторинг?

— Тщательно изучаем их сферу деятельности, запрашиваем сертификаты, посещаем семинары и тренинги. Иногда просто приглашаем известных тренеров, например, в прошлом году — Свами Даши и Вита Мано, психолога Ирину Блонскую, хорошо известную не только в Казахстане, но также в России и Украине. Тренер, проверенный временем, с очень хорошими рекомендациями — Марина Таргакова участвовала в нашем фестивале несколько лет. Известность — уже гарантия. Мастеров, которых мы не знаем, пробуем, что называется, на себе. Если уверены, что это понравится, приглашаем на площадку.

Романтический энтузиаст

— Кто он, активный участник FourЭ? Можно ли нарисовать его социальный портрет?

— Сначала фестиваль был интересен в первую очередь творческим людям: этномузыкантам, ремесленникам, а также тем, кто занимается йогой и другими практиками. Некоторое время бытовало мнение, что это фестиваль для фриков. Но он интересен всем людям, независимо от национальности, возраста и материального положения. К нам приезжают и молодые люди, и семьи с детьми, и бабушки с дедушками. В один год мой друг, который в то время работал в банке на руководящей позиции, приехал поддержать меня и был искренне удивлен тем, что встретил много своих коллег. На фестивале царит атмосфера творчества, свободы и открытости. Здесь никто не ставит рамок. Офисные работники с удовольствием снимают пиджаки и облачаются в свободные и яркие одежды.

Фестиваль отличает активное волонтерское движение. Ребята начинают работать примерно за месяц до его открытия, создают пространство, строят, прокладывают дорожки, устанавливают сферы. Живут здесь в течение месяца. Это возможность окунуться в традиции коллективизма, как когда-то в пионерских лагерях. Они добровольно соглашаются работать, чтобы пожить на поляне, подружиться, найти новые знакомства, обрести полезный опыт и навыки. Весь день трудятся, а вечером могут общаться около костра. Иногда мы даже вынуждены отказывать, потому что заявок больше, чем нужно — 50–60, а требуется только 20–30 волонтеров. Прежде всего, это креативные молодые люди, как правило, студенты, для которых не проблема жить в палатках, которые любят путешествия и экотуризм. В основном, это студенты КазГАСА и алматинского филиала СПбГУП — будущие дизайнеры, психологи, специалисты в области культуры.

— В чем специфика казахстанского фестиваля, оригинальность его бренда?

— Без лишней скромности скажу, что аналога нет. Об этом говорят и гости, которые приезжают к нам из других стран. Бывают музыкальные фестивали, бывают танцевальные и прочие. У нас на одной площадке собрано столько различных направлений, что мы уже три года позиционируем себя как фестиваль фестивалей. В этом его оригинальность. И в этом его успех. Здесь каждый сможет найти то, что будет интересно именно ему. Фестиваль наполнен особой атмосферой тепла. Он позволяет человеку покинуть городскую суету, отдохнуть на природе и при этом получить много новых знаний, радостных эмоций, познакомиться с новыми людьми, найти новые интересные увлечения, увидеть и пообщаться с творческими людьми.

Оригинал